Заглавная страница Автоликбез - Заглавная страница
Сделать стартовой Добавить в избранное Заглавная страница
Заглавная страница Юрий Гейко Официальный сайт
Заглавная страница

Заглавная страница
Об Авторе
Автоликбез на Авторадио
Публицистика
Проза
Марина
Фотоархив
Видео
Друзья
Написать письмо
Объявления
Кругосветка 2006
«Пункт назначения: Крым» (2014)
Документы
Авторадио



Rambler's Top100



Авторадио
Проект «Авторадио»

Заглавная »»   Публицистика »»   

Публицистика


Что такое антреприза? Разговор с Эльшаном Мамедовым, гендиректором Независимого Театрального проекта. (2005)

ЗВЕЗДА НА ФОНЕ ЗАНАВЕСКИ
      
      Антреприза – слово, в общем-то, ругательное. Антреприза – красная тряпка для театральной общественности - халтура, «звезда на фоне занавески», «чёс» и даже - «отмывание денег». Однако в столице уже в течение 12 лет то и дело рождаются громкие антрепризные спектакли, на которых свободных мест не бывает: «Игра в жмурики», «Ханна», «Миллионерша», «Ladies’Night. Только для женщин», «Боинг-Боинг», «Рикошет», «Трактирщица», «Примадонна» и другие. Все они - «продукт» частной продюсерской компании «Независимый театральный проект». С ее генеральным директором Эльшаном МАМЕДОВЫМ беседует наш обозреватель Юрий ГЕЙКО.
      
      Досье «Новой недели»
      Эльшан Мамедов
      Закончил театроведческий факультет ГИТИСа (курс профессора А. Образцовой) в 1989 году, аспирантуру НИИ искусствознания (руководитель - профессор Л. Солнцева). Защитил кандидатскую диссертацию по теме: «Театры малых форм Чехии 60-х годов ХХ века».
      В пору студийного "бума" стал одним из организаторов театра-лаборатории "Тембр" Ники Косенковой и международной лаборатории "Дыхание. Движение. Голос". Автор театральных, телевизионных и кинопроектов, рекламных кампаний. В 1993 году основал продюсерскую компанию "Независимый театральный проект" (НТП).
      Биография Эльшана Мамедова уникальна именно тем, что театровед стал театральным продюсером. Причем – успешным продюсером. Может, именно и потому и успешным, что – театровед?..
      
       -Эльшан, что такое антреприза?
       -Это форма организации театрального дела. Есть форма государственного репертуарного театра, с постоянной труппой, а есть театр антрепризный, где актеров собирают на спектакль.
       -Чем так бурно вызвано к жизни в последние годы это явление?
       -Освобождением частной инициативы. Такой сети государственных, репертуарных, дотационных театров, какая была создана в СССР за годы его существования, нет ни в одной стране мира, во Франции всего четыре государственных репертуарных театра. Но я бы не назвал это явление новым – это возврат к классике. Ведь ни в одной стране мира явление антрепризы не было таким массовым, каким оно было в России. До революции у нас было два императорских театра, все остальные – антрепризные театры. Никто уже не помнит, но и МХТ был организован, как антрепризный театр, на деньги меценатов и самого Станиславского, а что такое знаменитые русские сезоны в Париже Дягилева? И теперь, в России, в стране с богатейшими традициями антрепризы, ее воспринимают, как халтуру!
       -Но какой театр, все-таки, истинный – репертуарный или антрепризный?
       -Тот, который демонстрирует со сцены истинное искусство, который сильнее воздействует на зрителя.
       -Понятно, что антрепризный театр «мускулистее», имеет больший КПД, дает актеру больше возможностей, но он и примитивнее – декорациями, костюмами, количеством действующих лиц, менее тщательной подготовкой спектакля.
       -Я знаю миллион актеров, талантливых людей, погибших в недрах репертуарного театра потому, что там им не дали возможностей реализоваться – ролей. Что же касается остального… И антрепризный спектакль может быть ярким, а не тем, что называют «звезда на фоне занавески». У нас «Ladies’Night» - дорогой спектакль: около ста костюмов, две с половиной тонны декораций, большое количество артистов и на этот спектакль стоит очередь желающих заполучить его в свой город, его гастроли расписаны на год вперед. «Боинг-Боинг» вы видели – его можно было бы сыграть с тремя дверями? Да? А у нас там полноценные декорации. Все зависит от задач продюсера.
       -Кстати, что такое театральный продюсер?
       -Модное слово. Это человек, который обязан сочетать экономическую и художественную составляющие спектакля. Да, в сознании людей продюсер привлекает финансы, но подо что? Театральный продюсер привлекает средства под то, что сам и придумывает – находит пьесу, которая наверняка привлечет и формой, и содержанием сегодняшнего зрителя. Продюсер выбирает под нее режиссера – какой актер и в какой роли прозвучит в этой пьесе наиболее ярко? – это тоже продюсер. Продюсерский театр не имеет права на ошибку, тогда он разорится.
       -Что самое тяжелое в вашей работе? Поиск денег?
       -Не очень приятное занятие. Последнее время мы предпочитаем не просить их у спонсора с последующим отчислением процентов с прибыли, что нам невыгодно, а просто брать кредит. Но самое тяжелое – запустить проект. Я часто проверяю идею на знакомых и, бывало, на меня смотрели, как на полного идиота – ну кто, скажем, в Тюмени знает кто такая Мария Каллас? А ведь мы сыграли «Примадонну» более ста пятидесяти раз…
       -И недавно сняли ее из репертуара Независимого театрального проекта. Кстати, когда спектакль снимается? Когда касса пустеет?
       -Спектакль снимается по интуиции. И лучше всего – если не в зените, то еще на гребне славы, поскольку тот шлейф, который будет идти за этим спектаклем, принесет имиджу и спектакля, и театра больше, чем сам «убывающий» спектакль.
       -Есть ли «внутренние» отличия спектаклей антрепризных от «репертуарных»? Для режиссера? Для вас - продюсера?
       - На спектакль собираются актеры разных педагогов, театров, требований, и поэтому в антрепризе более, чем где либо необходим дух команды.
       -Но и так называемые «стационарные театры» тоже приглашают режиссеров и актеров со стороны?
       -Да, эра продюсерского театра наступила, продюсерским стал МХАТ, давно уже – «Сатирикон», театры чаще стали думать о кассе, а, значит,- о зрителе: придет на спектакль или проигнорирует?
       -Участие звезд в антрепризе – обязательное условие? Иначе не выживете?
       -Любой театр стремится заполучить звезд – с той же целью. А на кого вы идете в «Ленком», в «Современник», во МХАТ? Разве не на Гафта, Неелову, Чурикову, Караченцова, дай Бог ему здоровья, Абдулова? В любом государственном театре есть, так называемые, спектакли «без имен», на которые всегда бывают билеты. Мы же, понятно, себе такое позволить не можем. Однако, когда мы репетировали «Ladies’Night», еще не было «Антикиллера», Люся Артемьева не была «таксисткой», а Дима Марьямов не был «бойцом», там был только Марат Башаров, который снялся в «Сибирском цирюльнике» и в «Границе». Мы делали спектакль практически без звезд, просто с хорошими актерами. То же самое я могу сказать о «Боинге» - я ни секунды не видел из телесериала «Саша+Маша», да и кто мог сказать, что он будет популярен?..
       И потом – звезды, реклама, щиты по всему городу – это все до антракта работает. А после – начинает работать «сарафанное радио», и на плохой спектакль уже ничем не заманишь. Театр – не телевидение, которое может из табуретки звезду сделать, театр – живая, открытая вещь.
       -Не стремятся ли сегодня театры – все – к кассе любой ценой, иногда за счет налета бульварности, пошлости? Вот и Большой туда же…
       -В «Детях Розенталя» никакой порнографии нет. Если вы поклонник современной музыки, то это ваш спектакль. Но нельзя отрицать, что государственные театры тоже заманивают зрителя любыми средствами, одни названия спектаклей чего стоят – «Мужчины по выходным», например. И куда уж дальше катиться - «Мужской род, единственное число». Пьесы В.Мережко, О.Данилова, Н.Коляды, которые сейчас ставят «серьезные» театры и называют их «современной русской драматургией» - ничем не лучше «Ужина с дураком» француза Ф.Вебера, блестяще исполняющегося антрепризным театром Антона Чехова. И не надо ностальгически вздыхать о том времени, когда была «настоящая драматургия». Знаете, кто были самыми кассовыми авторами в застойные, «цензурные» годы? Не Островский и Шекспир, а Рацер и Константинов!
       -Театральная критика не очень балует антрепризный театр…
       -А это вообще катастрофа! Горсть театральных критиков пытается узурпировать, подменить общественное мнение, она раздает «Золотые маски» в междусобойчике. Эта горстка придумала гениального режиссера Серебренникова. Он талантлив, слов нет, но я его разгадал – все конструкции у него идут по одной схеме, мне его смотреть уже неинтересно. Лет восемь назад они точно так же придумали режиссера Шамирова, а потом стерли его с лица земли.
       -Ну что вам – критики? В конечном счете, за спектакль голосует зритель – на ваших спектаклях почти не бывает свободных мест.
       -Обидно. Хотя вы правы – было дело: в одном театре договорились с критиком, чтобы написал о его, театра, несуществующем спектакле – и что? Статья вышла и никто даже не позвонил, не заметил!
       -Вашей дочке Сабине скоро два годика – если она вырастет и однажды скажет: «Папа, я хочу быть актрисой!»?
       -Никогда! Я сделаю все, чтобы она ею не стала – все что угодно вокруг театра, только не это. Я был актером, чего скрывать – все театроведы – неудавшиеся актеры. Очень зависимая и тяжелая профессия.
       -Когда вы последний раз были счастливы?
       -В пятницу. И в субботу! Я посмотрел прогоны спектаклей, которые мы сейчас репетируем – «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?» и французской пьесы «Два дня под Рождество». Посмотрел и все нервы, все депрессивное состояние, которое было, улетело: есть, с чем работать, я понял, что спектакли будут, и испытал потрясающее блаженство.
       -Чем же вас сегодня привлекли «Лошади»?
       -Это абсолютный формат шоу, это не ха-ха, не стриптиз. Цель – через развлекательный формат рассказать зрителю очень серьезную историю. И сейчас он к этому готов – еще недавно он хотел только развлечений, а сейчас хочет и эмоций, переживаний. И он их получит, он будет на этот спектакль ходить.
       -Когда гремят после спектакля аплодисменты – вам хочется выйти на сцену?
       -Нет! Никому еще не удалось меня туда вытащить. Потому что весь ужас, который я переживаю по ходу спектакля, перед тем, как выйти на сцену, абсолютно не искупается тем удовольствием, которое я на сцене получу.
      
      
      
      
      
      



«« Предыдущая Все статьи Следующая»»
Юрий Гейко
counter