Заглавная страница Автоликбез - Заглавная страница
Сделать стартовой Добавить в избранное Заглавная страница
Заглавная страница Юрий Гейко Официальный сайт
Заглавная страница

Заглавная страница
Об Авторе
Автоликбез на Авторадио
Публицистика
Проза
Марина
Фотоархив
Видео
Друзья
Написать письмо
Объявления
Кругосветка 2006
«Пункт назначения: Крым» (2014)
Документы
Авторадио



Rambler's Top100



Авторадио
Проект «Авторадио»

Заглавная »»   Публицистика »»   

Публицистика


Егор ДРОНОВ: "От Саши из сериала "Саша+Маша" мне еще долго не отвязаться". (2005)

Как же надоели одни и те же лица на экране! Убегаешь от них, щелкая пультом, а они настигают тебя то тут, то там, в разных одеждах и ипостасях.
       Наши телевизионщики и продюсеры усекли одно – рейтинг и касса держатся на звездах. И потому затаскивают звезд до одурения зрителя. А те и рады затаскиваться и зарабатывать, не понимая, что вот-вот начнут вызывать рвотный рефлекс. Даже у тех, кто вчера на них глядел, раскрыв рот.
       Искать настоящие таланты и делать из них звезд- не научились. Те жалкие «фабриканты», от которых визжит молодняк, без «шоу-подпорок» - нули. Но даже и на них паразитируют каналы, газеты, журналы, сообщая о каждом их глотке вина на тусовках, отдавая полосы каждой их новой пассии, фразе или выходке. А ребята не понимают, что это не потому, что они такие великие. А потому, что «шоу-дядям» хочется заработать побольше денег. А вытирать о них, «великих», ноги эти же дяди будут чуть позже, когда сделают других таких же «великих». А этих выбросят, как расходный материал.
       Но иногда на таком безрадостном фоне все же взрывается, прорывается мощное, настоящее – Андрей Краско, Алена Бабенко. Егор Дронов...
       На Егора в «Саша+Маша» я поглядывал не без любопытства, когда захаживал на кухню – у нас там телевизор выключается только на ночь. Несмотря на 110-серийное «мыло», в этом парне что-то настоящее, незаурядное чувствовалось. Я не признал в нем одного из юнкеров «Сибирского цирюльника». Но когда увидел Егора Дронова в антерпризном спектакле «Боинг-Боинг», аплодировал до горения ладоней: ну какой же взрывной, яркий актер! И кто бы после «мыльной тягучки» такое мог ожидать?
       Правда, эта самая «тягучка» и сделала его бешено популярным…
      
       -Егор, откуда ты такой взялся?
       -Из Москвы. Но у меня не было мысли ее завоевывать, потому что я никогда не думал об актерстве.
       -Что ты закончил?
       -Институт культуры, потом «Щепку». Но в институт культуры я пошел по настоянию родителей, только потому, что он давал освобождение от армии, мне было все равно, куда поступать. А на специальность «режиссура театрализованных представлений» был самый маленький конкурс, поэтому я сдал документы именно туда.
      
       Нормальный парень был. Ни о какой профессии в школе не мечтал. Просто жил, как все, - искренний, слегка наивный. Закосил от армии в институт культуры. А там очень хорошо преподавали актерское мастерство. И театр самодеятельный был. Мимо Егора он, разумеется, не прошел.
       И вот на первом же курсе, в первой же роли Егор Дронов «подсел» на наркотик по имени театр. Далеко не у всех актеров так бывает. Многие добросовестно «перевоплощаются» из образа в образ и ждут, ждут признания и настоящей славы, списывая неудачи на все что угодно, кроме...
       В той первой роли Егора не узнали даже папа с мамой, сидевшие в первом ряду. А его преподаватель, тоже приглашенный на спектакль, подошел потом и сказал: «У тебя большой потенциал - надо получать классическое актерское образование».
       Играли «Записки сумасшедшего», по Гоголю. Но волею режиссера в «палату №6» поселили еще одного героя, ее многолетнего обитателя, нечто среднее между Плюшкиным и Акакием Акакиевичем – старика. Егор и сейчас, в свои 34 выглядит моложе, а тогда, в 19!..
       Его гримировали полтора часа. Текст первой сцены состоял из трех абзацев. От дикого волнения, Егор начал с последней фразы и уж каким чудом выплыл? Потом оказалось, что никто из непосвященных ничего и не заметил: виртуозно выплыл.
      
       -Мне спорт тогда помог, я это потом понял – ощущение себя на дистанции. Я ведь восемь лет плаванием по настоянию родителей занимался.
       -Когда ты чувствуешь себя счастливым? Когда - аплодисменты?
       -Аплодисменты - да, но счастье начинается еще до них. Когда я стою за кулисами, смотрю через щелочку на зал и думаю, что вот они все не знают, что сейчас будет, что дальше будет, а я буду сейчас два часа хулиганить и водить их за нос.
       -Ты на сцене хулиганишь? Обманываешь зрителя, а не перевоплощаешься в того, кого играешь? А как же Станиславский?
       -Попробуй перевоплотиться в сумасшедшего! У нас в «Щепке» трое с ума сошли от психических нагрузок. Да, я обманываю публику, когда изображаю своего героя, а не стараюсь им быть. Труднее всего обманывать близких, потому я не люблю, когда они сидят слишком близко к сцене и я могу их увидеть. Замечательно написал об этом Михаил Чехов. Играя короля Лира, сходящего с ума, он представлял, что в двери зрительного зала влетает маленький розовый слон…он видит его… слон долетает до середины прохода, начинает увеличиваться… летит на него… Зритель же, наблюдая актера, талантливо отрабатывающего такого розового летающего слона, видит сумасшествие.
       -А ты не думал о том, что перевоплощение человека в другого человека - от дьявола?
       -Есть, конечно. Но где граница, которая отделяет одно от другого – игра-обман, перевоплощение, погружение... У меня однажды на спектакле было даже не раздвоение, а растроение личности. Представляешь, играя, я вдруг увидел себя, играющего, сбоку…Увидел четко, как я играю роль. А потом, вдруг, увидел, как я смотрю на себя, наблюдающего за тем, как я играю роль… Я очень испугался тогда, вздрогнул. С тех пор я перед спектаклем или съемками нательный крестик снимаю.
       -Может, наоборот, не стоит снимать? Ладно, замнем. После «Саша+Маша» ты стал звездой. Не кричат фанаты, увидев тебя: «Эй, Саша! А где твоя Маша?»
       -Кричат. Я благодарен этому сериалу за то, что меня теперь знают, но боюсь, что мне от этого Саши придется уходить долго.
       -А твоя первая роль в кино?
       -Тоже на первом курсе, помнишь мальчишку-газетчика в Гайдаевском «На Дерибасовской…»?
      
       Соседкой Дроновых по лестничной клетке была дочь Леонида Гайдая Оксана. Она не раз удивлялась при встрече с Егором или его мамой: «Ну что вам дался этот институт культуры? Попробовали бы в театральный». А однажды свела Егора с ассистенткой папы, который как раз снимал «про Дерибасовскую и Брайтон-Бич». На Арбате. Три дня Егор торчал на съемочной площадке и не понимал – что ему тут делать? Ассистентка дала Егору листок, сказала: «Учи текст». Текст был такой: «Свободная независимая пресса!! Последние новости! Последние новости!!.» Когда наступила очередь мальчишки-газетчика и тот, приготовленный, в гриме, явно «не потянул», а злой Гайдай велел прекратить съемку, женщина вытолкнула из толпы Егора: «Кричи! Ну кричи же изо всех сил!»
       Егор прокричал так, что Гайдай ожил. И – снял!
      
       -Ты ведь уходил из Малого театра, дважды? Почему – в первый раз?
       -Меня пригласили туда сразу после «Щепки», а через неделю пришлось уйти, я не хотел, но меня утвердили на роль юнкера Назарова в «Сибирском цирюльнике». А работа эта была на год, ты помнишь, об этом много писали – как нас Михалков в настоящем военном училище поселил, жили в казарме, как нам аристократичность, любовь к Отечеству прививали, как муштровали на плацу. Какое же счастье было пройти через все это – общаться с такими актерами, да и просто быть рядом с ними! Работать с Михалковым, какая была атмосфера там, какой подъем душевный!.. Да и первый крупный гонорар тоже воодушевил.
       -Не скрою – мне фильм понравился, он о «русскости», о духе нации, но понравился он далеко не всем…
       -Его надо смотреть в шестичасовом варианте, а не в сокращенном более чем в два раза. Остался один сюжет, а дух, вкус, цвет, колорит – все ушло. Этот фильм – энциклопедия русской жизни. К сожалению, права на фильм у французов, но может быть, его когда-нибудь все же покажут целиком.
       -А звездную болезнь ты еще не цеплял?
       -Успел. Как раз после «Цирюльника» - я же год общался с такими потрясающими людьми, с Ричардом Харрисом почти болтал и снимался, а потом увидел в журнале, как он рядом с самим Расселом Кроу стоит! Ну, и пошло-поехало. Полгода работы не было - отказывался, думал, что после «Цирюльника» могу выбирать, но… Не хочу вспоминать. Жене благодарен – помогла.
       -Кстати, расскажи о ней.
       -Не стану, прости. Скажу только, что вместе мы семь лет, детей пока нет, зовут ее Татьяна, работает на телевидении. И я ее люблю. Все.
       -Ну хоть - как познакомились-то?
       -Меня пробовали на ТВ ведущим одной музыкальной передачи, и я пригласил ее на свой спектакль, в Театр на Юго-Западе, где тогда работал. Думал, что она меня и не узнает на сцене, но… Вот и все.
       -Ну где же все, а что с ведущим ТВ?
       -Не получилось. Я сам понял, что играю ведущего, а не являюсь им.
       -А почему ты недавно ушел второй раз из Малого театра? «Кушать подано»?..
       -Нет, что ты, роли у меня были хорошие. Но появился сериал «Саша+Маша», потом «Боинг-Боинг», который имеет громкий успех, ты его видел, еще спектакль, который мы сейчас репетируем,- это абсолютно невозможно совместить.
      
       Три с половиной сезона Егор Дронов работал в Театре на Юго-Западе, у Валерия Беляковича. Ромэо он буквально у режиссера выклянчил, Подколезин, Генрих в «Убить Дракона» Шварца, «небольшое, как он говорит, прикосновение к Мышкину», еще куча хороших ролей. Да каких разных, подчас полярных. Недавно сел, посчитал – ему 34, а 30 ролей в театре сыграно - неплохо. И не самых незаметных ролей.
      
       -Ты, вообще-то кто – герой-любовник, характерный артист, комедийный?
       -В Малом театре есть понятие амплуа актера. Там меня видели характерным. Но я считаю, что хороший, «размятый», «психо-физический» актер может сыграть все, его диапазон неограничен, это податливая глина в руках хорошего режиссера.
       -Кстати, кто твои любимые актеры?
       -Евстигнеев – кумир. Леонов, Даль… Знаешь, а ведь есть такие актеры, которых режиссеры боятся. Иному актеру надо соответствовать… Мне кажется, Даль из-за этого спился...
       -В тебе, Егор, огромный заряд, безусловно, чувствуется. Но режиссеры в очередь не стоят…
       -Случай! Его Величество Случай всем правит.
       -Не кажется ли тебе, что счастливый случай становится закономерностью для того, кто его заслужил? Всей предыдущей жизнью?
       -Интересная мысль. Кажется. Мне еще кажется, что время мое по-настоящему не пришло. Вот наиграются те, которые мелькают всюду и везде, устанут, и тогда придет мое время. Я бы папашу Карамазова так сыграл!.. Я его чувствую, я понимаю его удивительно, как он Грушеньку сладострастно… Ну ладно, не будем об этом.
       -А кого бы ты не хотел сыграть?
       -Кого? Ну, ты даешь… вопросик! Кого бы не хотел? Ты знаешь, я сначала очень хотел сыграть Фандорина, мечтал. А потом посмотрел фандориных… Вот кого бы не хотел играть – абсолютно положительных. А он ведь такой.
       -Когда ты последний раз плакал?
       -После фильма, японского – «Возвращение домой». И еще… когда я смотрю на своих деда и бабушку, думаю – сколько они прошли, испытали, сохранив верность друг другу, не потеряв понятие «Родина», у меня бывают слезы на глазах. У нас же сейчас такого – Родина – нет. Люди стали нестойкими, все прогибаются под кого-то. Не прогибаются только олигархи, но зато прогибают под себя других…
       -Не совсем так. Для того, чтобы сегодня не прогибаться, олигархи наши когда-то очень резво прогибались, шашлыки, например, на даче Ельцина нанизывали…
       Если бы тебе представилась возможность встретиться с любым персонажем Истории, - с кем бы ты захотел встретиться и что бы ты у него спросил?
       После этого вопроса Егор Дронов надолго задумался. Так надолго, что я предложил ответить на него потом, по телефону. И вечером Егор позвонил:
       -Слушай, а ты этот вопрос кому-нибудь когда-нибудь задавал?
       -Вите Авилову, мы с ним дружили. Но это было очень давно.
       -Да? И что он ответил?
       -Он сказал, что хотел бы встретиться с Иисусом Христом.
       -А что бы он у него спросил!?
       -Витя сказал, что спрашивать Христа ни о чем бы не стал. Просто - рядышком посидел.
       -Надо же… А я о Боге даже не подумал.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      



«« Предыдущая Все статьи Следующая»»
Юрий Гейко
counter