Заглавная страница Автоликбез - Заглавная страница
Сделать стартовой Добавить в избранное Заглавная страница
Заглавная страница Юрий Гейко Официальный сайт
Заглавная страница

Заглавная страница
Об Авторе
Автоликбез на Авторадио
Публицистика
Проза
Марина
Фотоархив
Видео
Друзья
Написать письмо
Объявления
Кругосветка 2006
«Пункт назначения: Крым» (2014)
Документы
Авторадио



Rambler's Top100



Авторадио
Проект «Авторадио»

Заглавная »»   Публицистика »»   

Публицистика


РАБЫ – НЕ МЫ! (Январь 1988 года. )

Недавно отстоял три часа в очереди к юристу, за консультацией. В центре Москвы. Народу было человек пятнадцать, но выскакивали из кабинета быстро, один за другим – это когда юрист работал. А он слишком много и долго говорил по телефону. И люди ждали. Те, правда, что были в хвосте, раздраженно вздыхали, смотрели на часы и ненавидяще – на дверь, над которой слишком долго не звонил звонок. Однако терпимость очереди нарастала от ее хвоста к двери. И те, кто недавно негодовал, шли на звонок с просительным, заискивающим лицом. Никто не рискнул стукнуть кулаком по столу. Или хотя бы сказать: «Выйдите, посмотрите, сколько вы собрали народу».
       Все эти люди – рабы. Рабы в дубленках, рабы в спортивных куртках и обшарпанных пальто. Рабы с высшим, средним и неполным средним образованием. С пухлой сберкнижкой и с трешкой до зарплаты.
       Потому что они дают себя унижать.
       Потому что они не знают наслаждения уважать в себе личность. Они не испытывают в этом НЕОБХОДИМОСТИ.
       Рабы и те, кто боится поднять руку на собрании, кто опускает бюллетень в урну, боясь зайти в кабинку и фамилию недостойного вычеркнуть, кто не кричит на концерте «браво», когда крикнуть очень хочется, но зато выдавливает в сторону трибуны «ура», когда б глаза туда не смотрели, рабы даже те, кто говорит начальнику «вы», когда тот «тыкает»…
       Рабы те, которые говорят не то, что думают, а делают не то, что хотят. Они всегда оправдывают себя обстоятельствами вместо того, чтобы изменить их.
       Тот, кто изменяет обстоятельства – свободен.
       Это такое, «лавочническое», рабство выдавливал из себя по капле Чехов.
       Это именно его выжигали из себя наши малограмотные деды, водя мелом по черной доске: «Мы – не рабы! Рабы – немы!»
       Это его предстоит сейчас вытравливать из себя нам: революция!
       Точно так вытравливать, как вытравил его лохматый парень (я был тому свидетелем), которого милиционер бесцеремонно поманил на улице пальцем: «Ну-ка – сюда!» Тот подошел и спокойно спросил: «Таким образом подзывать людей вас в какой школе учили – в средней или уже в милицейской? Почему вы, согласно инструкции, не представляетесь и не приветствуете меня прикладыванием руки к головному убору?»
       Видели бы вы гамму чувств, промелькнувшую на лице немолодого уже старшего лейтенанта! И растерянность, и страх, и ненависть. Дитя застойного времени, он быстро пришел в себя и мысленно парня уже ударив, стрельнул глазами по сторонам.
       Но вокруг были МЫ.
       Сегодня все (кроме жуликов) хотят перемен. И в этом едины все. Разница только в том, что в перемены эти одни верят, другие не очень, а третьи – нет. Но и те, кто верит, и те, кто нет, хотят необратимости происходящих процессов: демократизации, гласности, перестройки. «Где гарантии,- говорят они, - того, что завтра или послезавтра наше руководство не пойдет на попятную, как уже бывало?»
       Кому-то кажется, что хватит законодательного обеспечения перестройки. Оно нужно. Но законы (и мы это прекрасно знаем) самые распрекрасные можно заменить, забыть, нарушить, наконец. Двух- или многопартийная система? Но в мире сколько угодно стран с такой системой не могут выбраться из нищеты, коррупции. Частная, так называемая, независимая пресса? Примеры того, как она продается и покупается, вызывают оскомину даже у тех на западе, кто чувствует себя счастливым, не оказавшись «под игом коммунистов».
       Так в чем же все-таки гарантии?
       Они – в нас, в осознании себя личностью. В освобождении от крепостной зависимости перед обстоятельствами.
       Людям из очереди к юристу легче перекрыть кислород перестройки: они не взбунтуются. Будут брюзжать по теплым углам. Этому лохматому парню – труднее: он станет либо борцом, либо ( в худшем случае) – изгоем.
       И это – главное во всей нашей перестройке. Никакие экономические, юридические, и прочие законы, как бы прогрессивны они ни были, не гарантируют стабильного благоденствия обществу с низким уровнем самосознания и достоинства его граждан. Рабская философия, безгласность всегда рождали перегибы, культы, волюнтаризмы и застои.
       Может быть, я не вправе говорить об этом. Так как сам стою лишь в начале этого пути. Но потому и пишу, что несколько шагов все же прошел. И, поверьте, почувствовал такое счастье, такую силу, такой подъем душевный!..
       Конечно, оно легче – с корреспондентским-то удостоверением биться за правду-матку, за уважение к себе, это я понимаю. И все же – даже самая дальняя дорога начинается в первого шага.
       Что же касается того хамоватого юриста – я зашел к нему. И сказал, что о нем думаю. Потом дождался своей очереди и тотчас же вышел, узнав, что «наша консультация вопросами подобного рода не занимается».
       Он победил. Но только потому, что вокруг не было НАС.



«« Предыдущая Все статьи Следующая»»
Юрий Гейко
counter